19:31 

Джаред


Из главы Джареда книги Фангазма. Для знающих английский, главы можно найти по ссылке, но часто открывать нельзя. Бесплатный режим заканчивается и больше не откроешь.

books.google.ru/books?id=Zu8UDgAAQBAJ&pg=PT11&l...

То, что перевел неизвестный анон в изреальном треде. Большое ему за это спасибо.
Он себе напланировал уже как пойдёт туда и туда, прямо невтерпеж ему было, а приехал и там какой-то национальный праздник и все и это его так подкосило вдруг, последней каплей стало, он чувствовал себя глупо что не проверил, что был уверен что не может же все быть так, если он прилетел и он в итоге оказался в парке, сидел и плакал до состояния когда глаза уже не можешь разлепить и чувствовал себя одиноким как никогда, ненавидел все вокруг и себя и думал что не выберется из Швейцарии живым.
Потом был, как он пишет, знак и ему позвонил друг, который проходил через трудные моменты. В общем, далее куча звонков всем и ото всех и он заставил себя пойти в отель и забронировать билет в Остин. Ненавидел и винис себя за отмену джиба
Пишет, что было 2 варианта: go to Austin or go away forever.

[начало на недоступной странице]... стать известным (ничего не имею против тех, кто этого желает), и что мне не доставляло удовольствия, когда на меня глазели люди, которых я не знаю. Я мог притворятся и похоже притворятся достаточно хорошо. Но я крайне нервничал. Я чувствовал себя оцениваемым [осуждаемым]. Я чувствовал себя как животное в клетке в зоопарке.
К счастью у меня короткая память. Полутора годами позже, в ноябре 2007, я был гостем на моей второй конвенции. На этот раз она была основана на Сверхъестественном, так что я полагаю я был успокоен зная, что по крайней мере участники были знакомы с моей работой. Это была маленькая конвенция, только с Дженсеном, Фредом Лене, Самантой Феррис и мной как "гостями почёта" (мне пришлось подсмотреть это, чтобы вспомнить. Спасибо СуперВики!). К тому времени мы где-то 13 эпизодов как снимали сезон 3, так что первых два сезона Сверхъестественного уже вышли в эфир, как и несколько первых эпизодов 3 сезона. Теперь мы могли много о чём поговорить! Я не помню слишком много деталей, всё-таки это было почти 9 лет назад, но я помню что провел время чертовски хорошо. Я смутно помню как разбирался с вопросами о сериале: о том, как мы его снимали и каким был процесс кастинга для меня и Дженсена. Хотя я не помню дословных вопросов или дословных ответов, я действительно помню, что это ощущалось как разговор (своего рода) с кем-то, кто страстно относился к моей работе, и к истории, частью рассказа которой я был. Мне понравилось. Это как будто фаны говорили, "Эй, если ты когда-либо сомневаешься в том, было ли это хорошей идеей стать рассказчиком [историй], не сомневайся! И не потому, что ты на обложке журналов, и/или у тебя известные друзья. Мы ценим это." Это было отличное
чувство


Отлично, что в изреальный принесли тот же кусок, что и я перевела. Выкладываю лучший перевод. Специалиста
До этого момента Дженсен и я были настолько заняты жизнью и работой, что мы не использовали по настоящему возможность услышать людей, которые смотрели то, что мы делали. Мы оба получали фан-почту и фан-письма, но это настолько невероятно по-другому и более значимо - связь один на один (хоть и короткая) в живую.
Один опыт того дня я помню так живо, как будто это было вчера: Дженсена и меня поставили в известность, что Зелёный Берет хочет презентовать нам монеты Специальных Войск и письмо от главы армии, Генерала Дэвида Петрауса, в качестве благодарности за обеспечение наших войск за рубежом многими и многими отличными часами развлечения. Нам сказали, что первых два сезона были наиболее востребованными теле-сезонами из всех среди наших военных за рубежом и что история двух парней выбравших трудный путь помогать другим и поступать правильно действительно попала в точку для наших войск. Дженсен и я, как огромные сторонники [поддерживающие] наших ветеранов и военных были сражены. Мы дали знать силам, которые тогда были, что мы так гордились и считали за честь иметь возможность предоставить хотя бы немного отвлечения и удовольствия чудесным женщинам и мужчинам, которые были за границей, рискуя своими жизнями, чтобы мы могли жить в более безопасном мире. Я имею ввиду, я ношу макияж в качестве работы и для меня наготове каскадёр на случай если я сломаю ноготь; я не могу представить нагрузки [стрессы], которые нашим войскам (и их семьям) приходится выносить. Итак во время короткой импровизированной церемонии Дженсену и мне презентовали монеты (по одной каждому из нас) и письмо от генерала Петрауса. Я никогда ещё не был так горд делать то, что я делаю. Я не мог поверить, что через фандом мы настолько повлияли.
Ну... некоторые из вас знают к чему я веду. Это всё было фальшивкой. Подонок, который презентовал нам "монеты Специальных Войск и вручную подписанное письмо" был фальшивкой. Жуликом. Виновным среди прочего в краже знаков почета и мошенничестве.
И снова я сомневался были ли конвенты чем-то, частью чего я хотел бы оставаться. Между повторяющейся тревожностью и этим полным мошенничеством я, дважды обжегшись на молоке, трижды дул на воду [ига с поговоркой "однажды укушен - дважды застенчив" - дословно написано: "дважды укушен/трижды застенчив"]. Но я уже согласился на участие ещё в паре конвентов и я не хотел отказываться от своих обязательств, к черту страх.
Что более важно, фанаты как целое встретили меня такой поддержкой и любовью, что я почувствовал, что это станет чем то особенным. Я увидел искренний интерес к сериалу и у меня была возможность разбирать вопросы, которые действительно заставляли меня задумываться о шоу и моей роли в нём более глубоко. Наш фандом был (и есть) ярким, страстным и любознательным. Я рассматривал наше время вместе больше как диалог, чем как речь. Я напоминал себе, что у меня тоже есть опыт пребывания в фандоме с другой стороны.
Я начал задаваться вопросом смогу ли я возможно быть чьим-то Ричардом Кейлом. :)
Итак, я продолжил, как и Сверхъестественное (что очевидно).
В годы непосредственно следующие за ChiCon 2007 у меня было место в первом ряду, чтобы наблюдать какой удивительной силой может быть фандом Сверхъестественного. В то время как я посещал всё больше и больше конвентов и встречался с фанами лицом к лицу, становилось всё более очевидным, что не только фандом Сверхъестественного живет благодаря телешоу Сверхъестественное, но также телевизионное шоу Сверхъестественное существует благодаря фандому. Это был идеальный симбиоз.
И нам нужны были эти отношения, потому что во время первых двух сезонов Сверхъестественное прошло через многие трудности, которые могут положить конец большинству молодых шоу: писатели приходили и уходили, продюсеров нанимали и увольняли, даже распад канала WB (на котором мы вначале выходили в эфир в Соединенных Штатах), когда он слился с UPN образовав CW. Тогда я был более обеспокоен за продолжение жизни нашего шоу, чем когда бы то ни было. Я был охвачен мыслями вроде: Зачем боссам оставлять нас, если они не смогут в полной мере присвоить наш возможный успех? и Потеряемся ли мы в драке со всеми новыми шоу? итд. Тогда, как будто чтобы подчеркнуть мои страхи, новое шоу начало показ по нашей сети. Это должно было быть сай-фай шоу (прямо как мы!). Его собирались снимать в Ванкувере (ура, друзья!). Оно было об охотнике на призраков (подождитека)... по имени Сэм (хмммммм)... Я думал я был их охотником по имени Сэм!!! Я бы соврал, если бы сказал что это не было слегка обидно. Я искренне задавался вопросом (и до сих пор в общем задаюсь) видел ли президент нашей сети Сверхъестественное. Но выкусите [отсосите]. Мне не пришлось спрашивать. Мы выжили. :) И в последующие годы я увидел почему.
Встречаясь с бесконечным числом новых фанатов лицом к лицу, мне повезло увидеть воочию как много новых членов нашей Сверхъестественной семьи пришли к нам благодаря другим поклонникам шоу: не через рекламу, не через постеры на Таймс Сквер, не из-за наших лиц прилепленных к обложкам журналов и автобусам... а через фандом.
Фандом Сверхъестественного распространял молву и целое сообщество фандомов одного-мужчины и одной-женщины ширились во свету. Насколько я мог судить, их было не остановить. В те годы вопросы и комментарии и разговоры были в большинстве своем о шоу. Они были об удовольствии от персонажей, от работы писателей, от того как мы потешались над собой и ломали четвёртую стену. Было множество личных связей, и было потрясающе - регулярно воссоединяться с фандомом, во всех уголках мира, лично. Даже когда социальные сети пролиферировали [его слово, не моё; размножаться путём разрастания] в вездесущего Голиафа, которым являются сейчас, и когда стало возможным связываться с миллионами фанов через экран моего мобильного телефона, ничто не заменило опыт встреч лицом к лицу.
Была огромная поддержка, как со стороны фанов, так и (надеюсь!) со стороны нас трагиков. Жертвы, на которые мы идём путешествуя в город в ценные и немногочисленные выходные, без семьи, чтобы фотографироваться и давать автографы, всегда были сбалансированы притоком впечатлений, которые мы получали: улыбки, которые мы видели, истории, которые мы слышали и письма, которые получали.
Я всегда любил (и до сих пор люблю, так что рассказывайте мне, если это о вас!) слышать о новой дружбе, сформировавшейся благодаря Сверхъестественному. Я в той же лодке. Если бы не это маленькое шоу, у меня бы не было шанса встретить мою жену или одного из моих лучших друзей (не говоря уже о всех остальных дорогих мне друзьях которых я встретил благодаря этому шоу). За 10+ лет, которые Сверхъестественное было частью моего мира, моя жизнь изменилась в стольких отношениях, что я не могу описать (кроме как на сотнях страниц). Друзья приходили и уходили. Я видел рождения, смерти, свадьбы, и разводы. Я уверен и вы тоже. Те, кто задержались рядом и оставались в моей жизни во что бы то ни стало, всегда будут иметь особое место в моем сердце, и я всегда буду благодарен и смирен [смиренно польщен] СверхСемьей.
Но...


Оказывается анон принес не все. Ту часть, что я перевела, не принес. Поэтому публикую, а потом подправлю, когда выложат


Рассказ после срыва о фестивале Девочек Гилмор.
Как хороший знак.
В любом случае, Жен и я пошли на фестиваль. Впервые за несколько недель, я собираюсь быть там, где люди. Я не знал, что будет ждать меня, и я предположил, что что-то ожидают от меня. Это всегда источник большого беспокойства для меня (даже сейчас), но я прикинул "игра стоит свеч" (позаимствую цитату от моего друга Ричарда Спейта).
Для тех, кто не знаком с Техасской погодой, позвольте мне сказать вам: в Техасе становится жарко! Особенно летом под полуденным солнцем. Фестиваль стартовал в конце дня и наша красная дорожка была в лучах заходящего солнца, которые, казалось, были особенно яркими в этот день. Когда я нервничаю, я могу вспотеть даже на снегу, так что для того, кто встревожен и одет в застегнутую на все пуговицы рубашку и смотрит прямо на солнце, и при том не был публично несколько недель, а теперь дает на камеру интервью, было бы правильным сказать, что я сильно похудел за время моей тридцатиминутной сессии с красной ковровой дорожкой. Так много, что они должны были дать мне футболку, чтобы носить во время панели, так как я потел через рубашку, в которой я появился. Веселое время ... (Я все еще держу рубашку и горжусь этим. [Штат Техас графический] ТВ ", так что любопытное выглядит как" Я люблю телевизор ", но с моим родным штатом.)
Группа прошла без сучка и задоринки. Для меня это было действительно особенным, чтобы сидеть на сцене с людьми, которые были ответственны за то, что не только дали мне мою первую настоящую работу в индустрии, но и поддерживали меня, меня лично и мою карьеру. Это было также очень приятно не быть в центре внимания, и быть в состоянии, чтобы отметить других актеров и писателей на сцене со мной. Я думаю, что я бы предпочел купаться в лучах чужого внимания, чем своего (и не только потому, что это заставляет меня потеть!).
Символично, что опыт, казалось был новым началом. Шанс начать все сначала. Изначально я делал Девочки Гилмор как семнадцатилетний парень, только что из Техаса, и я не имела понятия, как позаботиться о себе или быть верным тому, что мне действительно нужно. Но теперь, я провел некоторое время интенсивной работы на комфортную жизнь со мной, и я смог снова стать частью "девочек Гилмор", но уже более подготовленным. Это как если бы мне дали шанс перезапустить свою взрослую жизнь с самого начала.

Еще один хороший признак. :)
После того, как фестиваль закончился, я все еще имел немного больше времени до начала съемок 11 сезона. Мы планируем наш первый съемочный день в Ванкувере на 7 июля, так что у меня точно еще один месяц, чтобы взяться за себя. Как я сделал за несколько недель до фестиваля, я использовал время до съемок, чтобы сосредоточиться на себе. На своей семье. На своем физическом и психическом здоровье. Я знал, что не так много времени во время съемок 11 сезона можно будет заниматься интенсивно мыслительной работой, поэтому я намерен использовать это время, чтобы расти как человек, муж и отец. Это стало похоже на школьное задание для меня. Я относился к нему очень серьезно. Я знал, что мне придется занять активную позицию. Психическое здоровье и благополучие еще очень много табу (к сожалению), поэтому люди могут чувствовать себя неловко или стыдно признаться, что они использовали некоторую помощь, чтобы понять, почему мозг иногда делает вещи, которые кто-то не может. Я напомнил себе, что если я хотел бы научиться питаться правильно, я бы посоветоваться с диетологом; если я хотел бы попасть на пик физической формы, я нанял бы личного тренера. Но я хотел попасть в пик умственной формы, поэтому я разговаривал с друзьями и семьей, и с профессионалами. Я читал книги и смотрел видео. Каждый день (без преувеличения), я сделал сознательное усилие, чтобы сделать что-то для укрепления психического здоровья. И я рад, что я сделал. Я был потрясен, сколько всего мне на самом деле понравилось. Я очень многое узнал о человеческой природе и о себе. Это может быть трудно порой, посмотреть на себя твердым взглядом. Но вещи, которые я узнал и разобрался (с чужой помощью) имели неизмеримо положительное влияние на мою жизнь и мои отношения, в том числе мои отношения с самим собой.
Месяц пролетел (как всегда делает, когда вы испытываете удовольствие!), и я вернулся в Ванкувер к началу 11 сезона. Как я уже упоминал ранее, мы начали основные фотографии для 11 сезона 7 июля, во вторник, и мы должны были работать в Сан-Диего в следующую субботу и воскресенье на Комик-коне! Помню, я подумал, как мне повезло иметь целый месяц в Остине, чтобы провести со своей семьей, потому что, в основном, девять месяцев в году во время съемок сезона, для меня: съемки в Ванкувере в будние дни и лететь на выходные на коны, чтобы поговорить о шоу. Иногда (время от времени) я даже не хочу слышать слово Supernatural.
Так вот, я, сидя в самолете после съемки в течение четырех дней по пути в Сан-Диего, прочитал сценарий и посмотрел в свой график интервью на выходные. Я хотел убедиться, что я был готов ко всему, что будет требоваться от меня. И вот когда я был сбит волной беспокойства. Мне показалось, что я научился успокаивать мои нервы и сомнения очень хорошо, пока я в моем маленьком мирке в Остине, в окружении семьи и друзей, и я даже смог вернуться к работе в Ванкувер и быть спокойным с моими коллегами-актерами и съемочной группой, с которой я потратил столько лет на Сверхъестественном. Но это было другое. Теперь, я шел в город, где у меня не было базы, где у меня не было Тихого уголка, чтобы оправдать себя в случае панической атаки. Я шел в город, который получает приток 200 000+ посетителей в неделю на Комик-кон. Я собирался туда, где меня будут видеть тысячи людей. Они будут судить меня? Неужели они думают обо мне меньше после моей не очень личной борьбы? Будут ли люди в аудитории, которые долго и упорно работали, чтобы увидеть меня (и других) в Риме и Австралии, чьи деньги и время я потратил впустую? Как бы я извинился? Как я могу даже начать извиняться? Я должен был просто подняться на сцену в зале H и улыбнуться и притворяться, что не дал тысячам поклонников спуститься вниз? Черт, я бы тоже ненавидел меня. Что я делаю???
Как я упоминал ранее, самолет - ужасное место для панической атаки.
Но я прошел через это. Я использовал некоторые методы дыхания, которые я изучил и практиковал, и я смог прочитать несколько вещей, которые у меня есть для меня особенные и частные, и это очень помогает, когда я начинаю паниковать или чувствовать беспомощность. И я добрался до Сан-Диего. Вечер субботы я провел некоторое время с друзьями и партнерами по работе, которых я не видел, и я попытался лечь спать в разумный час, чтобы быть в отличной форме для воскресных выступлений. Мой воскресный опыт на Комик-коне всегда был вихрем: интервью за круглым столом и красные ковры, фотосессии и встречи, штаб-квартира Nerd и, конечно, зал H.
Теперь, для тех из вас, кто не имел счастье и возможность ощутить зал H лично, могу сказать вам, это зрелище. Это номер, который, кажется, достаточно большой для самолета, чтобы взлететь, облететь внутри, и землю. Он огромный. И страшно. Мне сказали, что он удерживает 6,000+ человек, не считая стоячих. Я не нахожу, что в это трудно поверить.
Достаточно сказать, что я очень нервничал. Мои страхи и неуверенность во время моего полета вниз, начинаются снова. Вот это было: я собирался противостоять 6,000+ людей, которых я подвел. И я не знаю, как извиняться. Кроме того, я не хочу, чтобы захватить микрофон и начать говорить о моих личных проблемах. Это была безвыходная ситуация.
Но потом это случилось. Когда я сидел на сцене, появились передо мной море огней. Это камеры мобильного телефона? Зажигалки? Это было не сразу понятно. Но тут кто-то позади меня (я до сих пор не знаю, был ли это Ричард Спейт или Роб Бенедикт, или наши модераторы, или кто-то другой) похлопал меня по плечу и передал мне записку. Фанаты сделали тысячи свечек с напоминанием, чтобы "всегда продолжайте бороться" и раздали народу в зале H. Гигантский зал был освещен в поддержку меня и этой миссии. Поскольку память короткая, я собираюсь скопировать мой пост из Facebook в этот день, поскольку это будет самый лучший снимок, так как это очень повлияло на меня. (Снимок зала) Спасибо. Никому и всем, кто имел хоть какую-то часть в свете свечей для АКФ в павильоне H.
Когда я лечу обратно в Ванкувер из Сан-Диего с комик-кона с моими партнерами по выступлению Дженсеном Эклзом и Марком Шеппардом, чудовищность того, что произошло наконец-то начинает доходить... Я дальше двинулся. Я чувствую себя так благословенно и благодарно, и честь для меня быть частью магического (дальше текста нет)


Не очень интересная часть от самого Фангазма про благотворительные акции

Весной 2015 года актер сериала «Сверхъестественное» Джаред Падалеки запустил кампанию по сбору средств и осведомленности о депрессии, проблем психического здоровья и самоубийств. Вдохновленный частично кампанией своего друга Стивена Амелла "Fuck Cancer", Падалеки сотрудничает с Represent.com, продавая футболки и толстовки с лозунгом "Всегда продолжай бороться."
3 марта, Джаред написал в Твиттере, "Запускаю мою первую АКФ футболку, потому что это очень близко к моему сердцу". Кампания была вызвана потерей близкого друга, который покончил жизнь самоубийством в канун Нового Года. Джаред подчеркнул, что "нет никакого позора в нуждающихся в поддержке" и заявил, что он надеется, что кампания поможет людям заявлять о своих трудностях или в поддержку кого-то, кому это может понадобиться. Менее чем за двадцать четыре часа акции было продано более 6000 футболок, установив рекорд Represent.com. К концу первого уик-энда, 20,000 были проданы. Вырученные деньги пошли на некоммерческую организацию «Написать Любовь на ее руках» (TWLOHA), которая помогает человеку в борьбе с наркозависимостью, депрессией, членовредительством и суицидальными мыслями.
С тех пор были многократные благотворительные кампании, многие из которых были совместными усилиями Джареда и актеров Дженсена Эклза и Миши Коллинза. В дополнение к кампаниям «Всегда продолжай бороться», футболки напомнили болельщикам, что «You Are Not Alone," "I Am Enough," и "Family Always Has Your Back.". В конце 2016 года трио начало кампанию «SPN Family Love» с CreationSiands, благотворительной ветвью Creation Entertainment, чтобы помочь нуждающимся семьям в праздничные дни. Предыдущие кампании приносили пользу различным благотворительным организациям, которые поддерживают борьбу с депрессией, самоубийством и самоповреждением. Часть денег от кампания "I Am Enough” помогли поддержать жертв трагедии в ночном клубе «Орландо Пульс».
Подобно тому, как стремление Винчестеров спасать людей, кампания Always Keep Fighting направлена также на спасение жизней. Джаред говорит, что он надеется, что кампании помогают дестигматизировать проблемы, которые вокруг нас, и все же люди скрывают их. Он хочет, чтобы кампании были упреждающим подходом, чтобы взять эти проблемы в лоб и бороться с ними, потому что они просто не исчезнут. Оспаривая неуверенность в себе, которая часто сопровождается проблемами психического здоровья, Джаред напоминает болельщикам, что люди, которые имеют дело с депрессией, наркоманией, суицидальными мыслями или психическим заболеванием не слабые — они сильные. Они каждый день в этой борьбе за свою жизнь, они просыпаются с мыслью: "Я собираюсь побить его сегодня снова".
Сверхъестественное имеет дело с подобными проблемами тоже - люди чувствуют, что их избили и все же знают, что им нужно бороться. Винчестеры тоже «всегда дерутся». Болельщики часто узнают друг друга по своим футболкам, и на съездах многие поклонники с гордостью носят рубашки Always Keep Fighting, чтобы распространять слова и бороться со стигмой.
Джаред подытожил свою надежду на сообщение, которое он хочет передать в ходе этих кампаний: «Больше всего, когда жизнь, кажется, хочет вас победить, я надеюсь, вы всегда будете бороться».


Ну так как в изреальном ничего пока больше не принесли, выложу последнее, что у меня есть. Очень тяжелая глава про Женеву. Бедный Джаред

Именно то, что фэндом мог для меня что-то значить, действительно не поражало меня до марта 2015 года, после запуска футболки первой кампании Always Keep Fighting.
В месяцы, предшествовавшие запуску, мой друг и коллега актер Стивен Амелл выпустил футболку для благотворительной кампании по повышению осведомленности и средств для лечения рака. Мы тусовались (наверное, футбол смотрели) и он рассказал мне все об этом. Он сказал мне, что это было дорого для его сердца, и как он был совершенно поражен, когда увидел массовую поддержку от своих поклонников. Он предложил мне подумать о чем-то, что меня волновало, что было мне близко и дорого, и сделать кампанию по повышению осведомленности и средств для борьбы с этим. Это было не сразу для меня понятно, в каком направлении я хочу идти. Жен и я имели историю пожертвования в разные фонды, такие как St. Jude's, Down Svndrome Connection, Wounded Warrior Project, и другие, но я еще не знал, что мне нужно и куда я должен направить свою энергию и мысли.
Но по прошествии дней я начал понимать, что именно я хотел сделать ... и это меня пугало.
У меня была постоянная борьба с беспокойством и депрессией большую часть моей взрослой жизни. Я не буду вдаваться в скучные подробности (потому что это не то, о чем говорится в этом эссе), но достаточно сказать, что он всегда был на заднем плане, скрываясь, ожидая возможности наброситься. По большому счету, у меня была очень хорошая ручка, и она осталась под контролем. Во многом это связано с тем, что я счастлив, что часто окружен друзьями и семьей, делаю то, что я люблю, и я в состоянии держать голову.
Но он выиграл несколько сражений на этом пути (хотя я с гордостью могу сказать, что я выигрываю ВОЙНУ!). Одна из этих битв была в третьем сезоне, во время съемок «Сверхъестественного Рождества». Это был день, как и любой другой: я проснулся, отработал, запомнил мои строки и направился к сцене. Но что-то, что я не мог идентифицировать (или, может быть, то, что я решил игнорировать) ело меня. Убивало меня. Убеждало меня, что он собирается победить, и что у меня не было шанса остановить его. Я сделал мои прическу и макияж и меня позвали, чтобы отправиться на репетицию и съемку первой сцены съемочного дня. Я сел в машину и поехал, чтобы отправиться в путь, а затем меня отправили в трейлер, чтобы переодеться в гардероб и подождать, пока экипаж установит освещение. Я вошел в свой трейлер, сел на диван и не смог подняться. Я больше не мог сам справляться с желанием продолжать. Я услышал стук в дверь, и я знал, что моя команда готова ко мне на съемочной площадке, но я не мог вынести это из своего трейлера. Через какое-то время Дженсен вошел в мой трейлер, чтобы посмотреть, что происходит, и он знал, что я не в порядке. Он попросил помощника директора вызвать врача, и он сидел со мной, чтобы поговорить. Доктор появился немного позже и сидел со мной в моем трейлере, чтобы задать мне несколько вопросов. Через некоторое время врач сказал мне, что его профессиональное мнение таково, что я

Те из нас, кто столкнулся с приступами депрессии и тревоги, знают, что демоны могут оставаться в состоянии затишья месяцами (или годами), а затем достигают точки кипения внутри дня.
Вот что случилось со мной.
Я провел всю свою взрослую жизнь (фактически, я отправился в Лос-Анджелес, чтобы делать Gilmore Girls, когда мне было всего семнадцать) в сумасшедшем бизнесе ... бизнесе, который ценит внешний вид и обаяние, харизму и остроумие и фасад необузданного оптимизма ... бизнес, который не всегда имеет много терпения для «Эй, я тоже человек, иногда мне больно». Бизнес, в котором вы полагаетесь на неосязаемое, и даже когда вы стараетесь изо всех сил, иногда вы терпите неудачу. И в вашей неудаче вы подвели сотни людей на миллионы долларов (я был важной частью нескольких пилотов, которые никуда не денутся и по сей день я все еще избиваю себя из-за их неудачи).
Я никогда не учился навыкам и приемам, чтобы иметь возможность балансировать все несоизмеримые части моего существования. Некоторые люди достигают своих точек кипения на более ранней стадии жизни. Когда начинается бой, в несколько раз быстрее, чем в других. Мне посчастливилось, меня окружают люди, которых я люблю, которые поддерживали меня и принимали меня (хотя я все еще иногда не могу поддержать и принять себя). Итак, я смог сделать это за тридцать два года и измениться раньше. Я достиг своей точки кипения.
Но, он ударил, он не сдался.
Через несколько дней я был с семьей Жен в Бельгии, она направилась обратно в Остин, чтобы быть с нашими сыновьями. Я планировал быть в Риме, потом в Дубае, потом в Австралии, прежде чем, наконец, вернуться домой. Моя часть поездки заканчивалась примерно через четырнадцать дней после ее отъезда и я возвращался обратно в Остин грубо говоря, через двадцать один день. Вдали от моего дома и моих детей ... за это время я, буквально, путешествовать по всему миру.
У меня было несколько дней, прежде чем мне нужно было быть в Риме на JIBCon 6, и, будучи огромным фанатом механических швейцарских часов (еще один из моих личных "фандомов"), я решил остановиться по дороге в Женеве.
Я не мог дождаться, чтобы посмотреть музеи и увидеть оригинальные механизмы. Я не могу ждать, чтобы увидеть единственные в своем роде детали, которые хранятся за пуленепробиваемыми стеклами домов Rolex, Patek Philippe, Audemars Piguet, Vacheron Constantin, и других. Я не мог дождаться, чтобы почувствовать историю и традиции, и мастерство, и попытаться получить профессиональные знания часового мастерства через познание, чтобы быть в Мекке часового мира (помните, раньше я думал, что я имел силу, так простите меня).
Так, на одном из моих очень редких дней, после прощания с Жен, она направилась домой из Лондона. Я ждал своего выхода на посадку в аэропорту Хитроу перед вылетом в часовую столицу мира. Когда я приземлился в Женеве, я сел в такси и попросил отвезти прямо к музеям.
Тогда я был проинформирован о том, что я приземлился на мою Мекку в национальный праздник. Все было закрыто. Вау.
Это должна быть какая-то шутка.
Это шутка? Или, что еще хуже, это не шутка? Является ли это признаком? Это какое-то послание? Я прожил жизнь так, что это моя судьба, в один день в году, когда у меня нет других обязательств?
Я не люблю говорить о знаках — то, что я делаю или не думаю о них, или их месте (или отсутствие такового) в моей жизни. У каждого есть личное ощущение в знаках, или совпадениях, или судьбе. Некоторые даже идут так далеко, что делают это частью своей религии. Я не собираюсь вдаваться в то, что я делаю или не думаю о знаках и совпадениях. Но, достаточно сказать, что это было пресловутой последней каплей, которая сломала спину.
Оглядываясь назад, это кажется смехотворным. "Да, Падалеки, часовой музей в Женеве оказался закрыт, когда вы были там, но по крайней мере вы можете позволить себе вернуться!" Или: "Ну, бывает. Женева — это, конечно, не ужасное место, чтобы "застрять" в течение двадцати четырех часов, следования из Лондона в Рим!" Или, "Почему ты просто не посидел в парке и почитал хорошую книгу? Ты все время ноешь о том, как ты не получаешь возможность больше читать!" Я мог бы продолжать до бесконечности. Но в то время (и те, кто имел дело с тревогой/депрессией могут понять меня). Я был поражен сверх всякой меры.
Нечто простое, как посадка в Женеве на национальный праздник стала непреодолимым препятствием. Знак. Предзнаменование. Альбатрос. Предчувствием того, что должно было произойти.
Вдобавок к неделям, месяцам и годам, чувствуя необходимость сломаться, но не чувствуя, что у меня есть разрешение.
Я сломался.
Легко и просто.
Я сломался.
Я сидел в парке в Женеве, в окружении тысяч людей, молодых и старых, празднующих свой прекрасный день, и я чувствовал себя более одиноким, чем я когда-либо был в своей жизни. Вся моя боль, все мои сомнения, вся неуверенность пришла в голову. Я ненавидела себя. Я ненавидел, что я не взял время, чтобы посмотреть на календарь или позвонить, или хотя бы составить план, в некотором роде, что мог бы решить этот вопрос. Я ненавидел себя за то, что предполагал, что конечно, музеи будут открыты, когда я буду там! Я ненавидел, что мои друзья были в восточном направлении в Риме и моя жена была на западе дома, а я был в чужом месте один, и никто не будет там для меня. Хотя рациональная часть моего мозга говорила мне, что все хорошо и все будет хорошо, я не мог избавиться от ощущения, что я хотел быть где угодно, но не там где я был, что я хотел быть кем угодно, но не собой.
Это заняло несколько часов. И слезы. Теплые слезы, которые не остановятся, пока ваш желудок болит от судорог. Пока ваше лицо больше не движется, потому что каждая капля воды в вашем организме уже освободилась от бремени будучи частью вас. Теплые слезы, которые не волнуются, если прохожие смотрят (а может, и слезы понимают, что они не могли остаться все равно скрыты). Мои губы потрескались, но я не мог заставить себя пить воду. Я чувствовал, что пошел бы быстро работать свой путь обратно вверх. Мне буквально пришлось держать глаза открытыми двумя пальцами, так чтобы я мог видеть окружающий мир.
Я знал, что мне не выбраться из Швейцарии в живых.
Затем, я был сбит еще один "знак" (если вы хотите назвать это). Я получил звонок от друга. Друг, который претерпел некоторые серьезные эмоциональные и трудные времена со мной. Друг, который потерял кого-то особенного от собственной руки ...
Друг мне нужен.

"Эй, Брайан, что случилось?"
"Джейпад ... как поживаешь, брат?"
Телефонные звонки ... слезы ... еще больше телефонных звонков ... шаги обратно к моей гостинице ... больше слез ... боком взгляды от людей, которые не говорят на моем языке, но понимают всеобщий язык человеческого страдания. Помочь подняться с травы ... телефонные звонки.
"Я должен попасть на самолет в Рим завтра, люди рассчитывают на меня!"
Падая вниз на траву еще раз.
"Ты не в порядке. Положи кислородную маску сначала на себя".
Аргументы. "Им будет лучше без меня ... "
Тишина.
Я был без зарядного устройства некоторое время, и, видимо, айфон теряет заряд очень быстро, когда он в роуминга в чужих землях ... мой телефон умер.
Я должен был принять решение.
В момент ясности (и с помощью любви людей) я понял, что не хочу обременять моего друга или жену тем, что был последним, кто мог поговорить со мной. Я не хотел, чтобы кто-то подумал, что со мной что-то не так, так это их вина. Итак, я собрал всю храбрость, которую оставил, и направился обратно в гостиницу. Я поднялся наверх, зарядил свой телефон и через девять часов забронировал рейс из Женевы в Остин.
Я собирался лететь домой. Я собрался ехать и, наконец, после пятнадцати лет в реальном, взрослом рабочем мире, найти необходимое время, чтобы долго и пристально смотреть на себя в зеркало.
Там будет ад, чтобы заплатить: я собирался отменить (второй раз!) Конвенция в Риме и один в Австралии ... я собирался позволить (в буквальном смысле) тысячи людей: люди, которые потратили свои кровные деньги и драгоценное время, чтобы получить этот шанс.


@темы: книга, Джаред

URL
Комментарии
2017-05-07 в 20:01 

У Билли есть хреновина
Среди тех, кто забыл о вздохе, я - та девочка в первом ряду... (с)
Боже. Как страшно.

2017-05-07 в 20:23 

И не говори. Были даже слухи, что мало стали прописывать всяких переживательных братских моментов, чтобы лишний раз эмоционально не перегружать Джареда.

URL
2017-05-07 в 21:07 

fotin@
Слишком соблазнительна перспектива дергать за усы собственных тараканов ๑۩۩๑ Человеку не важно где сейчас тело, если мозг в облаках пьёт какао
galiandra, спасибки за ссыль. сижу читаю. он реально так пишет. как его подкосило, какие мысли были. жуть:weep:

2017-05-07 в 21:13 

fotin@, ну если вычитаешь что-то, чего здесь нет, может принесешь? Или у себя опубликуй. С удовольствием приду почитаю ))

URL
2017-05-07 в 21:20 

URL
2017-05-07 в 21:32 

Спасибо. Теперь можно бросить в фанридер, а потом в перевод.

URL
2017-05-08 в 01:00 

Ну вот, все что у меня было, я выложила. Бедный Джаред. Так прям его подкосило (((

URL
     

galiandra

главная